Борис Дубровский: «Такой я человек, другим не буду»